Поучения о религиозном воспитании детей. 3) О том, как воспитывать детей, чтобы они были послушны.

Отрок, предоставленный своей воле,
делает стыд своей матери
(Притч. 29,15).

Не многое в Евангелии повествуется о детстве и отрочестве Господа нашего Иисуса Христа; но это немногое весьма важно многоучительно. О двенадцатилетнем Иисусе Евангелист Лука записал следующее: Иисус пошел и пришел с Иосифом и Марией Матерью Своей в Назарет; и был в повиновении у них (Лк. 2,51). То самое, что Евангелист поставляет в похвалу отроку Иисусу, т.е. послушание лицам, которые на земле занимали Ему место родителей, — то самое ап. Павел прославляет в Иисусе, достигшем мужеского возраста, — прославляет послушание Его Небесному Отцу: Он послушным был, — свидетельствует апостол, — даже до смерти, и смерти крестной (Фил. 2,8). Апостол идет еще дальше и от этого послушания выводит спасение мира: как от непослушания одного Адама пришел грех, так от послушания одного Христа пришло оправдание (Рим. 5,17).

Нет нужды говорить о величайшей важности послушания вообще в жизни людей; как оно безмерно важно в воспитании детей – знают родители. Можно даже сказать: кому удалось воспитать своих детей послушными, тот исполнил свою обязанность, разрешил свою воспитательную задачу.

Не буду я говорить ныне о важности послушания, а предложу только родителям краткий путь, идя по которому они могут достигнуть того, что дети их будут послушными детьми. Предмет речи, думаю, далеко не безразличный для отцов и матерей.

Прежде всего мы должны здесь сказать, что послушание есть такое “растение”, которое может расти и созревать не в каждом доме; это “растение” созревает только там, где почва для него благоприятна. Но, к общему прискорбию, есть такие семейства, в которых нет ничего благоприятствующего воспитанию детей в послушании. Это все те семейства, в которых господствует дух вольномыслия, неуважение законов Божиих и человеческих, — тот дух, который не хочет знать никаких авторитетов. Обыкновенно, ныне большей частью тогда только прибегают к защите Божеского или человеческого закона, когда это находят удобным для себя и полезным. Где родители заражены этим духом, там невозможно воспитать детей в послушании. Кто хочет иметь послушных детей, тот сам должен уважать всякий признанный авторитет, всякую власть и закон. Такие авторитеты: Бог, Церковь, установленная власть; такие законы: заповеди Божии и церковные и законы правительства. Но достаточно ли ныне сохраняется уважение к этим авторитетам.

В иных семействах Бог – самое последнее лицо, на которое обращают внимание; о Нем не принято говорить, разве только при разговорах после прочтения чего-либо в книге, где между строк выражается неверие в Бога и отрицание той или иной истины откровения. Вера в живого, личного Бога обращается в тех книгах – конечно, прикровенно – в сказку, которой могут верить только старые женщины. Что есть обязанности к Богу, об этом многие совершенно не думают, и кто надлежащим образом исполняет их, такой, по меньшей мере, возбуждает в обществе удивление. Все это ребенок видит и слышит. Какое же выведет он отсюда заключение? Очень простое: если отец мой не почитает Бога, не слушается Бога, то и я могу не почитать, не слушаться отца; если Бог и заповеди Его – вымысел, то и пятая заповедь — также; — следовательно, родители для меня не имеют никакого значения. И согласитесь, при таком рассуждении логика ведь будет на стороне детей!..

Далее, если взять во внимание, что для многих родителей власть Церкви и авторитет духовенства не имеют ни малейшего значения, то понятно, что в таких семействах не может быть и речи о воспитании детей в послушании. “Что мне священник? Что мне выдумки?.. Разве можно верить тому, что он говорит?” — такие речи нередко ныне приходиться слышать и детям! И между тем, слушая дома такие речи, ребенок в школе и в церкви слышит от священника, что дети должны быть послушными своим родителям и всем, кто занимает их место. Дома подкапывается авторитет священника, часто грубой насмешкой, а он должен твердить детям: почитай отца твоего и мать твою. Ребенок отсюда выведет прямое заключение: если отец мой не признает никаких заповедей, о каких говорит священник, то и мне его нечего слушать, быть внимательным к словам его, когда он учит, объясняя пятую заповедь. И логика опять на стороне ребенка!

То же самое бывает и относительно авторитета начальственного. “Что мне начальство? Я сам себе господин: что хочу то и делаю!” — говорит иной, говорит нередко и хуже… и не смотрит на то, кто его слушает. Конечно, эти речи против власти для неё не опасны, потому что начальство может принудить к послушанию имеющейся в её расположении силою, чего не делают ни Бог, ни Церковь; тем не менее, здесь почва для развития в детях вообще непослушания к родителям. Везде, где только не признается и не уважается Божеская и установленная Богом власть, где законы исполняются только ради страха, там воспитание к послушанию не имеет почвы. Кто презирает авторитет Божий, авторитет Церкви, авторитет всякого начальства, тот не может требовать от своих детей, чтобы они уважали родительский авторитет; и кто добровольно и по чувству долга не следует названным авторитетам, тот никогда не может воспитать своих детей послушными. Поэтому, родители, если вы хотите, чтобы дети ваши были послушны, то уважайте законные авторитеты, сами следуйте их законам и, прежде всего, учите этому своих детей. Это – основа послушания.

Но предположим, что почва для развития послушания в детях имеется благоприятная, и оно может на ней хорошо расти. Что же делать, чтобы вырастить его? Послушание в своей сущности есть подчинение воли нашей воле чужой. Но чтобы подчинить свою волю воле другого, надобно иметь расположение и уважение к тому, перед кем должна склоняться моя воля, надобно любить его, чтобы следовать ему.

Между всеми душевными силами самая сильная есть воля; она господствует над другими; чего мы хотим, о том только думаем, говорим, то только делаем. Бог дал нам эту душевную силу, чтоб мы хотели и делали добро, ненавидели и отвращались от зла. Но наша воля ослаблена грехом и склонна ко злу; если мы и познаем доброе, то мы слишком слабы, чтобы серьезно хотеть и исполнить его. Лучшее вижу и одобряю, однако следую злому (Рим. 7,19). Эта слабость пришла к нам с первородным грехом, привнесшим к тому своенравие и упорство, которое с детства должно быть обуздываемо и искореняемо. Виноградная лоза приносит благородные и сладкие плоды, но не тогда, когда дают ей расти, как она хочет, но когда ее обрезают и привязывают к ней жерди. Что в виноградной лозе обрезание и привязывание, то производит дисциплина и обуздание своенравия и упорства в ребенке, чтобы он приносил благородные, сладкие плоды послушания. А чтобы вам собрать на ваших детях эти плоды, заметьте правила, которым вы должны следовать.

Не допускайте в ребенке с малых лет упорства и своенравия, если хотите, чтобы они были послушны. Это не то значит, чтобы вы ни в чем не давали ребенку воли: дитя может хотеть того, на что имеет право, и тогда охотно, где возможно исполняйте его волю. Если дитя в надлежащее время просит пищи, так как чувствует голод, то это его хотение должно исполнить, потому что отказать в этом было бы жестоко и безжалостно. Просит дитя вещь, необходимую ему в школе – нужно исполнить его волю, иначе мы подвергаем опасности, часто оно приобретет эту вещь бесчестным путем. Совершенно иное дело, когда ребенок хочет чего-нибудь непозволительного: в этом должно ему отказать, не обращая внимания на слезы. Никогда не следует обращать внимания на капризы детей; кто раз показал слабость, будет и впредь рабом ребенка, и его своенравие будет господствовать над родителями.

Желая сломить детское своенравие и упорство, родители должны действовать согласно между собой: нельзя одному разрушать того, что строит другой. Ничто столько не укрепляет дитя в своенравии, как если один из родителей дает ему то, в чем другой отказал. Приходит ребенок с плачем к матери и жалуется, что отец ему отказал в том-то; мать не должна вызывать сожаление, а тем более выказывать свое неудовольствие на отца, что тот не исполнил просьбы. Так должны поступать и старшие братья и сестры, родственники и слуги, а особенно бабушки и дедушки. Известно, что старые люди ищут в ком-либо привязанности, и так как молодежь не любит оставаться подле них, то они стараются привлечь к себе детей, и чем? – тем, что исполняют их волю. Поэтому внуки так часто льнут к дедушкам и бабушкам, потому что они обыкновенно надеются на исполнение того, что придет им в голову.

Никогда нельзя давать пищи детскому своенравию: нельзя допускать, чтобы дети что-либо приказывали старшим братьям и сестрам, или прислуге, или другим взрослым, или же делали своевольно какие-либо распоряжения. Если дети чего-либо хотят от старших, то они должны просить, а не приказывать; что им дают, должны быть довольны и благодарить за то. Не следует никогда терпеть, чтобы дети выходили из послушания: что сказал отец или мать, дитя должно тотчас исполнить это без замедления и отлагательства. Сказано – должно быть сделано. Дитя должно знать: если я тотчас не делаю, то поступаю дурно. И при этом родители всегда должны быть убеждены, что повеленное должно быть исполнено. Только таким образом можно сломить своенравие и образовать сильную, на добро направленную, волю, послушную родителям.

Искореняя таким образом в детях своенравие и упорство, поступайте, далее, так, чтобы ваши дети имели почтение к вам. Почтение к повелевающему составляет существенное побуждение к послушанию. Дети уже по природе с особым почтением смотрят на родителей; это природное чувство. Это же внушает и пятая заповедь. Казалось бы, поэтому, совершенно излишне говорить родителям: поступайте так, чтобы дети имели почтение к вам; но, однако повторить это необходимо. Конечно, ребенок знает, что нужно почитать отца и мать, что Бог это повелевает; но как быть, если он видит иногда в родителях такое, что и невинному его детскому чувству является противным и омерзительным? Что если он не может почитать родителей при всем своем желании? Что если он видит постоянно отца пьяным, мать – с ругательствами и проклятьями на устах, а обоих — в вечной ссоре и брани; может ли он почитать их? Дурной пример родителей не только уничтожает к ним почтение, но и подкапывает фундамент послушания. Не подумает ли разве ребенок: что вы мне за наставники?.. Поэтому родители должны всячески избегать поводов неуважения к себе детей.

Никогда родители не должны унижать друг друга и тем подрывать в детях уважение. Отец и мать должны взаимно с величайшим уважением относиться к друг другу: никогда они не должны позволять себе перед детьми неприличных речей; никогда они дне должны порицать друг друга; никогда дети не должны слышать, как бывает часто: “ты так же изолгался как отец твой”, ты будешь таким же негодным как отец”; или же: “ты будешь такая мотовка, как и мать твоя”, “ не будет в тебе толку, как в твоей матери”… Где дети слышат такие речи, там прощай почтение и послушание!

Никогда родители не должны позволять себе с детьми неприличных игр и шуток. Отец, который любит паясничать перед своими детьми, не может рассчитывать на их почтение; они будут дерзки к нему в словах и в поведении. Это не значит, что к детям нужно быть всегда суровым, серьезным; серьезность с ласковостью и родительской нежностью нетрудно отличить от неразумного шутовства, которое унижает родительский авторитет. К серьезно ласковому и нежному отцу дети больше всего питают почтение: одного взгляда его довольно – и послушание готово.

Хотите вы, чтобы дети ваши были послушны, оказывайте и доказывайте им свою любовь, — не ту любовь обезьян, которая изнеживает ребенка и готова бывает сластями закормить его до смерти, но сердечную, разумную любовь, там он оказывает послушание не из страха, но из любви.

Не будьте никогда равнодушны к радостям и горю ребенка. Не говорите никогда, что дети – тяжесть и мука для вас; не показывайте никогда, что какая-либо жертва ради детей с вашей стороны слишком велика или тяжела. Доставляйте им все, что должны доставлять, охотно и с радостью. Если родители с упреком и ропотом бросают своему ребенку кусок хлеба, как в нем может держаться любовь к ним?

Доставляйте детям иногда небольшие удовольствия и радости. Незначительный подарок к праздникам или в день ангела, данный с любовью, поддерживает детскую любовь.

Привлекайте к себе сердце детей доверчивостью и искренностью обращения с ними; ребенку всегда должно доверять в добром, пока нет оснований убедиться в противном. Подозрение и недоверие огорчает и убивает любовь. Не усиливайте заслуженных детьми наказаний презрительными насмешками или язвительными замечаниями; это ожесточает сердце и изглаждает всякую любовь.

Показал я вам, родители, главнейшие средства к воспитанию детей послушными. Употребляйте эти средства добросовестно. Прежде всего приучайте своих детей к тому, чтобы они слушались вас, зная, сто на это воля Божия. Своевременно не допускайте вкорениться в них своенравию, не терпите в них упорства и дерзости к кому бы то ни было. Не все давайте им, чего бы им хотелось; напротив, приучайте их к самоограничению, воздержанности и умеренности. Требуйте от детей всегда скорого и пунктуального послушания, приучайте их к тому, чтобы они по первому слову исполняли ваши приказания. Твердо настаивайте на исполнении того, что раз вами приказано. Но чтобы они могли это сделать, не приказывайте им чего-либо слишком трудного; не будьте сами капризны и произвольны в своих приказаниях, сегодня позволяя то, что вчера запрещали. Не противоречьте друг другу в своих действиях относительно детей. Поддерживайте, далее, необходимое к себе уважение детей; заботливо избегайте всего, что может поколебать уважение к вам со стороны их. Наконец, никогда не забывайте призывать благословение Божие на свое дело воспитания, и ваши труды, попечения и заботы, при благословении Божием, увенчаются тем, что дети ваши выйдут послушными детьми. Аминь.